Апрель
Пн   5 12 19 26
Вт   6 13 20 27
Ср   7 14 21 28
Чт 1 8 15 22 29
Пт 2 9 16 23 30
Сб 3 10 17 24  
Вс 4 11 18 25  










Россия пострадает от кризиса на Западе

Ближайший год будет крайне важным для развития Запада. Меньше двух месяцев осталось до выборов президента США, в апреле следующего года состоятся выборы президента Франции, в августе или сентябре 2017-го немцы изберут новый бундестаг. Во всех этих трех важнейших мировых странах очевидны признаки политического кризиса: в США и Франции на верховные позиции вполне реально претендуют еще недавние маргиналы Дональд Трамп и Марин Ле Пен. В Германии как на дрожжах растет популярность только-только появившейся партии «Альтернатива для Германии» – она уже начинает набирать до 20% на земельных выборах.

Все эти политики и партии бросают открытый вызов сложившемуся в элите представлению о будущем европейской (в широком понимании этого значения) цивилизации. Вместо глобализации они говорят о примате национального интереса, в случае с Францией и Германией – о выходе из Евросоюза. Вместо уважения прав меньшинств (этнических, религиозных, сексуальных) они говорят об угрозе «традиционным ценностям» и допускают откровенно ксенофобские высказывания, которые грозят превратить в реальные дела после прихода к власти. Вместо жесткой позиции по отношению к нынешней российской внешней политике они предлагают считать ее одной из приемлемых разновидностей складывающейся модели международных отношений.

Популизм приходит вслед за кризисом в экономике

Обозреватель FT Мартин Вулф о том, как бороться с ясными, простыми и неверными решениями

Причин такого кризиса несколько. Прежде всего это неадекватная реакция европейских правительств на экономические проблемы, появившиеся еще в 2008 г. В социальном плане они привели к резкому увеличению степени недовольства своим положением довольно больших групп населения, которые проецируют свои эмоции в том числе и на разросшуюся брюссельскую евробюрократию. Оказалось, что темпы евроинтеграции стали слишком быстры для массового общественного мнения, которое не успевает к ним адаптироваться.

Немалую роль, конечно, играет и так называемый миграционный кризис, который испугал европейского обывателя своими масштабами и стихийностью.

В США, несмотря на экономические успехи администрации Обамы, растет массовое недовольство закостеневшей (как представляется американскому провинциальному большинству) правящей элитой, которая развела семейственность – сначала Бушей, а теперь – Клинтонов.

Чем закончится этот политический кризис? Варианта, как всегда, два:

1) традиционные элиты падут, и начнется период большой неопределенности и глобальной турбулентности с неясным исходом;

2) ситуацию удастся спасти через выигрыши Хиллари Клинтон, системного французского политика, а также недопущение «Альтернативы для Германии» к формированию федерального правительства. Но этот успех будет сугубо временным, если западная правящая элита не проведет тщательную работу над собственными ошибками и не перезагрузит политическую систему по своей инициативе.

Какую позицию занимать в этой ситуации России?

В значительной степени ответ на этот вопрос уже дан. Мы видим с трудом скрываемую симпатию к Трампу, весьма тесные (в том числе в финансовом смысле) отношения с Марин Ле Пен и попытки раскачать ситуацию в Германии (вспомним, например, поднятую Россией шумиху вокруг якобы изнасилованной мигрантами девочки Лизы и в целом предвзятое освещение «миграционного кризиса»). Из последних сообщений: в России пройдет очередной (!) съезд сепаратистов со всего мира, в том числе и из европейских стран.

На что делается расчет? Вот на этот вопрос ответить очень сложно. Логика подсказывает, что речь идет о дестабилизации внутреннего положения в США и Европе, что позволит отвлечь внимание от России и связанных с ней конфликтов. Тем самым можно будет попробовать дезавуировать антироссийские санкции и в свою пользу решить украинскую, молдавскую и грузинскую ситуации. А там, может быть, и вернуться к советской практике негласного участия в разного рода региональных конфликтах по всему миру.

Но, допустим, это состоится. Поможет ли это решить главную нашу проблему – избавиться от дряхлеющей экономики? Ведь если этого не сделать, то обостряющийся дефицит государственных финансовых ресурсов не позволит поддерживать боеспособность высокотехнологической армии, сохранять социальный мир и кормить вновь приобретенных сателлитов-союзников. Думаю, что обозначенная проблема решена не будет. Более того, усиление нестабильности в мировых экономических и финансовых центрах нанесет еще больший ущерб российской экономике, завязанной на экспорт сырья и импорт очень многого жизненно необходимого. Вспомним, какой удар по нам был нанесен кризисом 2008 г., начавшимся в США с банкротства Lehman Brothers.

Есть такой показатель: доля России в мировой экономике. Он очень красноречиво говорит о нашем потенциале в сфере и hard, и soft power. Если в 2008 г. российский ВВП (с учетом паритета покупательной способности) составлял 3,21% от мирового, то к 2020 г., если не обеспечить перелом сложившихся трендов, эта цифра, по оценке Алексея Кудрина, уменьшится до 2,6%. Глобальная турбулентность, которую российская внешняя политика вольно или невольно пытается спровоцировать, никак на ситуацию не повлияет еще по одной причине.

Развитые демократии, несмотря на массу накопившихся внутренних проблем и совершенных ошибок, должны устоять. В отличие от первой половины XX в., когда Италия и Германия попали в ловушку тоталитаризма, сейчас общества, построенные на европейских ценностях, с них уже не съедут. Гипотетический приход к власти, допустим, Марин Ле Пен или Дональда Трампа тут же включит механизмы самосохранения базовых общественно-политических и экономических институтов. Для этого есть независимый суд, парламент как место для дискуссий, не подмятые государством многочисленные СМИ, развитое местное самоуправление и в целом зрелое гражданское общество. Конечно, это сильно раскалит публичную сферу этих стран. Однако, когда на карту будет поставлена стабильность обывательской жизни большинства граждан этих стран (средних классов в первую очередь), все быстро встанет на место.

Но осадок в отношении России, с очевидностью поддержавшей источник этой дестабилизации, останется надолго. Вот и получается, что стратегия активного участия во внутренних делах Запада не только не принесет дивидендов России, но и вернется к нам бумерангом в виде очевидного ущерба для нашего экономического и социального развития.

Ответственная внешняя политика должна строиться на сохранении возможностей для маневров и достижении компромиссов. Только так можно защитить наши национальные интересы, которые заключаются в укреплении позиций России как страны, к которой в мире относятся одновременно и с уважением, и с пониманием ее недюжинных возможностей.

Автор – член Комитета гражданских инициатив